Category: дети

Судак

Говорят, что частые воспоминания о детстве впрямую указывают на приближающуюся старость. Обидно!


  По признанию мамы, в детстве я была совершенно беспроблемным ребенком. И напугала ее по-настоящему только два раза.
  Купили нам с двоюродной сестрой шубы: ей цигейковую, а мне кроличью. Ну в Забайкалье зимой холодно. Шубы там и шапки меховые вовсе не предмет роскоши, а жестокая необходимость. И валенки.
  И выпустили нас с горки кататься. А горка была залита рядом с забором. А поскольку одеты мы были подходяще, то катались прямо на шубах, без санок и картонок. Лично я этот момент слабо помню, а мама вспоминает, как страшный сон. Вбегает в дом Наташка и кричит не своим голосом:"Лелька (т.е. я) повесилась!" Выскакивает семейство в чем было на мороз и видит: я действительно вишу на заборе, зацепившись новой шубой за здоровый гвоздь. Ни руками, ни ногами ни до чего достать не могу. Вою, естественно, но не от страха и не от боли, а оттого что слышу, как с каждым моим дерганьем трещит медленно, но верно вырывающийся клок предмета моего счастья, новой шубы. Я вроде уже и дергаться перестала, а оно трещит. Так с первого дня и ходила в зашитой. И пока не сносила шубейку эту, страдала в 
душе, зная, что вот тут, почти от подмышки до подола она заши-и-и-тая!

Судак

Кто-то (кажется, Сократ) сказал:"Подвергай все сомнению".

Смотрела я на картины Рериха. Виды Гималаев. И не верила, что это правда.Фантазии художника. Сюрреализм какой-то. Пока однажды, оказавшись на закате на Даларском перевале, не увидела все это вживую. Пришлось поверить. Какая фантастика, когда аж сотрясает от красоты и сияния.
Вот и Наташу Ростову в замужестве никак не воспринимала. Куда делась та прекрасная девушка, тот свет неземной, который так притягивал к ней? Как это можно радоваться запачканной пеленке своего ребенка? Аж противно. Вот до тех самых пор, пока у меня не появился ребенок. Когда пробегав с ней на руках полсуток, ревущей от болей в животике, я наконец увидела испачканную пеленку, то почувствовала себя практически счастливой в этот момент. Тогда я восприняла Наташу Ростову в целом.
Другу своему, которого оставила любимая женщина, я говорила твердо и уверенно:"Возьми себя в руки.Не звони. Не стой под окнами. Ты же мужик. Все еще будет". Он ненавидел меня в тот момент. А я не понимала, ну почему он не может сделать того, о чем я говорю. Пока сама не влюбилась насмерть и не оказалась оставленной.
Говорят вот:"Люблю!" А я не верю. Видимо, поверю, когда полюблю сама. И скажут:"Не люблю". Тоже не поверю. И правда что ли, что умный учится на чужих ошибках, а дурак - на собственных?
Судак

Педагогические сценки.

Мама Оля выходит из нашего Центра с трехлетним Андреем. Я выхожу следом.
Ольга останавливается и разговаривает с подругой. Андрей задумчиво стоит на краю большой и глубокой лужи.Оборачивается и вопросительно смотрит на мать. Она спокойно говорит ему:"Андрюша, в лужу заходить не нужно". И, отвернувшись, продолжает разговаривать. Он медленно начинает в лужу заходить. Зайдя примерно по щиколотку, оборачивается на мать. Ольга снова спокойно повторяет:"Еще не поздно выйти. И дальше идти не надо". О чем-то подумав, он продолжает заходить. Дойдя до середины, где ему по колено, он начинает медленно садиться. Застыв в этаком нелепом полуприседе, оглядывается на мать. Она не реагирует. Но сказавши А, надо, видимо, сказать и Б. И он садится в лужу. Ему по пояс.Сидит секунд тридцать и понимает, что никто не кричит, не плачет и не охает. И тогда он начинает реветь. Сидя. "А чего ты плачешь? Я ведь сказала тебе, что этого делать не надо. Я в лужу за тобой не пойду. Сам зашел, теперь вставай и выходи".
Андрей тянет руки и воет:"Ма-а-ма!" "Вставай и выходи сам". Делать нечего, он встает на карачки, утопив руки по плечи в грязной воде, потом выпрямляется и начинает медленно , с воем выходить. Вода и грязь с него льются ручьем.Дойдя до края, впадает в истерику. "А вот теперь,- говорит мама,- впереди меня бегом домой и знай, что ты будешь наказан".
Мамина позиция мне понравилась. Хотя в какой-то момент у меня самой было желание кинуться и вытащить ребенка из грязной лужи.